Доклад В.И. Кашина на выездном заседании «круглого стола» Комитета Госдумы по аграрным вопросам на тему «Законодательное обеспечение развития мелиорации земель и восстановления мелиоративных систем»
  • 2 Июня 2022
          Доклад Заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академика РАН В.И. Кашина на выездном заседании «круглого стола» Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам на тему «Законодательное обеспечение развития мелиорации земель и восстановления мелиоративных систем».

           Уважаемые товарищи!

Вчера мы встречались с Губернатором, его командой и кругом руководителей Думы Ставропольского края и обсудили большой круг вопросов, в том числе состоявшееся на кануне послание Губернатора, которое засвидетельствовало значительные успехи, в том числе на направлениях развития агропромышленного комплекса. Мы также посмотрели вечером город, достопримечательности, осмотрели поля. Увиденное, безусловно, впечатляет!

Край уверенной поступью идет вперед, понимая, что сегодня продовольственная безопасность является движителем всей нашей экономики. Нам с вами это хорошо известно, Президент Российской Федерации последние лет пять об этом регулярно говорит. Когда вся экономика наша двигалась по наклонной, то сельское хозяйство, АПК в целом уверенно развивались. Напомню, что от урожая в 62 миллионов тонн в 2012 году мы поднялись на уровень твердой площадки 125-130 миллионов тонн только зернобобовых культур.

Время сегодня особое, оно требует нашего единения. И пример, который показывает ваш край, в целом наши аграрии, он по большому счету уникальный. Поэтому я от имени Комитета и в целом, по прямому поручению Председателя Государственной Думы В.В.Володина, хочу еще раз поприветствовать Председателя краевой Думы вместе с депутатским корпусом; Правительство края, Губернатора в лице его первого заместителя Владимира Николаевича Ситникова, и всех участников нашего заседания.

В своем докладе я хочу вернуть нас всех к ситуации в отношении к Земле-Матушке.

Менталитет южан нашей страны, жителей Краснодарского края, Ставропольского края, Ростовской области, и в целом Южных и Северокавказских регионов в отношении к земле, конечно, особый. Здесь ее больше ценят. Здесь к ней относятся более трепетно. Исходя из этого, в эти сложные тридцатилетия, Край не потерял много земель сельскохозяйственного назначения, сельскохозяйственных угодий, ни в процентном отношении, ни в гектарах. Были, конечно, потери, но многое уже восстановлено и находится в обороте.


В целом же по России мы потеряли больше 254 млн. га земель сельскохозяйственного назначения, из севооборота выбыло 37 млн. га! И этот процесс, к сожалению, продолжается.

Если взглянуть на ситуацию с качеством наших почв, то мы увидим, что 50 процентов у нас сегодня кислых почв.



Проблемой становятся солонцы и засоленные почвы. По 25 процентов у нас с вами заболоченных и переувлажненных земель!

При этом, если говорить о мелиорации в широком смысле этого слова, то посмотрите что произошло с химической ее составляющей. Гипсование, как и внесение извести, провалено. Всего 3,3 млн. т. в действующем веществе минеральных удобрений вносим – в 3 раза меньше, чем вносилось в 1990 году. Органики 70 миллионов тонн вносится, что в 5,5 раза меньше! А ведь урожай, который мы сегодня с наших почв получаем, 125-130 млн. тонн, он ведь сопоставим с 1990 годом по выносу питательных веществ. Другими словами все эти тридцать лет мы у нашей почвы брали в долг!

Вот почему мы уже несколько лет говорим о деградации земель. Даже черноземы кубанские сегодня деградируют. Именно поэтому лучшие наши аграрные коллективы специально сегодня выделяют миллиардные средства, чтобы заниматься скотоводством, в первую очередь крупным рогатым скотом, чтобы появилась возможность вносить в почвы больше органики.

Увеличение объемов внесения минеральных удобрений – особая тема. Все мы помним, как в прошлом году на них пошел резкий рост цен. Нам удалось тогда эту динамику остановить, но лишь тогда, когда производители уже успели в 3 раза цену задрать. Мы убеждены, что по минеральным удобрениям должен быть договор - 5-6 миллионов тонн действующего вещества они нам продают по справедливой цене, а все остальное могут продавать на внешних рынках по ценам рыночным. Мы об этом говорим и на Комитете, и на Совете Государственной Думы. Целый год занимались этой темой и с контроля не спускаем.

Обратите также внимание на надвигающуюся на нас беду по опустыниванию земель.



Эта беда актуальна уже для 50 миллионов гектаров. У ваших некоторых соседей до 10 миллионов гектаров дошло дело. Вы знаете, что первые пустыни появились в Калмыкии, что и у вас на 2 миллионах гектаров также прослеживается опустынивание.

Мы не случайно подготовили и приняли закон по агролесомелиорации. Наши деды, отцы и матери эти многотысячные километры защитных лесных полос от этих всевозможных суховеев создавали! А за эти годы их почти все забросили, их содержанием ни кто не занимался. В этом плане мы задачу должны решать более активно.

Вот, говорят, что нет альтернативы рыночной экономике. Но она есть! Весь рынок – это хорошо продуманное планирование, научно-обоснованная система. Это не вседозволенность. Вседозволенность привела к этой деградации и выбросила из севооборота такое количество земель, а дальше приведет и к опустыниванию.

Поэтому на данном направлении мы действуем жестко, уже приняли ряд законов и будем принимать следующие. Мелиорация сегодня стоит впереди паровоза импортозамещения.

Мы проводили в Ставропольском аграрном университете большое мероприятие. В прошлом году я побывал во всех ваших аграрных институтах, и научных, и учебны, и там остро поставили вопрос по технике. Ведь для борьбы с опустыниванием нужны особые семена, они, как правило, не сыпучие, а техники такой не стало. Да и в целом мелиорация не может жить оторвано от всего комплекса АПК, от нашей экономики.

Мы же ничего не можем сделать без техники, а у нас на каждый комбайн или трактор нагрузка запредельная – на каждую тысячу гектаров – всего 3 трактора и 2 комбайна! Во всем мире она многократно ниже. Вот и получается, что месяцами в отдельных регионах уборку ведем, при том, что научно обосновано за превышение 2 недель уже 30% потери урожая идут. Вот там и мелиорация и все остальное.

Мы на ближайшем заседании Комитета запланировали встречу и обстоятельный разговор с Павлом Николаевичем Косовым. Он недавно у меня был, мы с ним долго беседовали. Представьте себе, всего 15 комбайнов он сумел сейчас для передачи в лизинг получить от нашего Ростсельмаша! По тракторам вообще беда. Да еще и цена на трактор скакнула до 19 миллионов рублей, уже дороже KLAAS-а. И это уже с учетом постановления 1432, на которое в текущем году из бюджета выделено 10 миллиардов рублей, плюс 3,6 млрд. рублей, которые Минпромторг сейчас дает. И еще хотят на 20 процентов поднять цену, говорят, металл подорожал. Да что же, металл не в нашей стране производится? Это уже ни в какие ворота!

Далее хочу обратить ваше внимание, уважаемые товарищи, на то, какова ситуация с сельскохозяйственными угодьями по стране.


Есть регионы, их 7, которые меньше 25 процентов используют земли по сравнению с тем, что у них было в 1990 году. И продолжают работать эти Губернаторы, и эти Думы, и «в ус не дуют». Придумали сегодня еще такой халдейский способ выращивать на землях бурьян, называя его лесом. Нашли в Правительстве покровителей, постановление выпустили.

Мы обратились в Совет Безопасности, Комитет обратился к Президенту. Он нас поддержал и черным по белому написал жесткую резолюцию, но все равно в этом плане продолжается безобразие. Недавно на заседании Правительственной комиссии я еще раз эти темы поднимал, чтобы с этим безобразием заканчивать.

А если посмотреть в этой связи Ставропольский край, Краснодарский край, понятно здесь другая ситуация, тем не менее, есть резервы. И мы по дороге сюда увидели, как раскорчевываются те недостающие проценты поля, которые еще остались в крае под бурьяном. Это очень правильно.

Мы видим это и на других территориях. К примеру, в рамках выездного заседания Комитета в Брянске, мы увидели, какая уникальная работа там проводится на этом направлении, как работает соответствующая техника, как нарасхват забирают заросшие мелколесьем поля, увеличивая посевной клин.

Сейчас Московская область проявила характер и хочет активнее здесь продвинуться вперед. Так, в Думу Правительство было готово внести закон об изъятии неиспользуемых земельных долей, но они вышли на Председателя Правительства с инициативой учета в нем ускоренных порядков изъятия. В ближайшее время, я думаю, мы этот закон будем уже принимать. Мы эту тему раскручивали с Шойгу Сергеем Кужугетовичем, когда он немного, к сожалению, поработал в Московской области. Там половина земли только используется. А ведь именно эта земля кормила многомиллионную Москву и многомиллионную Московскую область, в первую очередь, овощами, которых получали по 1 млн. тонн, картофелем и другими культурами, а также молоком, которого 2 миллиона тонн получали. Все это в разы сегодня сократилось, к сожалению, и земля брошена.

Уважаемые товарищи, вот почему мы самым серьезным образом работали в последнее время, еще в Седьмой Государственной Думе, и нам удалось забрать вопросы законодательного обеспечения земель сельскохозяйственного назначения в лоно нашего Комитета. Эти вопросы долгое время находились в руках Комитета по строительству, но с большим боем мы вернули все на свои места. В целом года полтора нам потребовалось на то, чтобы забрать себе и водные биологические ресурсы, и наши земли.

Благодаря этому у нас появилась возможность влиять на эти процессы, мы боремся с выбытием и деградацией земель, нам удалось принять Госпрограмму Второй целины. Мы и на Госсовете, и на Совете законодателей, и в Большом зале Государственной Думы выступали с базовыми докладами по этой программе. На пленарном заседании я делал доклад, когда еще А.Н.Ткачев был Министром сельского хозяйства.



Появилась программа, но после двух рассмотрений и утверждения на Госсовете, она по своим финансовым показателям сжалась с 1,3 трлн. рублей до 740 миллиардов. Ладно, договорились на 740, думаем, как двигаться вперед.

С января приступили к реализации, но вместо 40 млрд. рублей на текущий год получили всего опять 30. Финансирование сократили на весь срок планирования бюджета!

Это все происходит из-за непонимания того, что же такое дополнительные 37 миллионов гектаров в сельскохозяйственном обороте. А это 100 миллионов тонн в зерновом эквиваленте! Конечно, там и корма, и другая сельскохозяйственная продукция, но при средней урожайности эквивалент получается именно таким.

Исходя из этого, мы делаем вывод, что задумано пустить эту программу под откос. Мы, встречаясь с Мишустиным М.В., это доказательно показали.


Он тогда еще сказал, что не может быть такого, а когда пришел на отчет Правительства в Думе, то показал эти же цифры.


Минфин своей позицией, по большому счету, уничтожает целевую часть программы. Вместо введенных в оборот 13,5 млн. га теперь к концу реализации госпрограммы будет стоять меньше 5 млн. га!

Недавно в Питере состоялось заседание Совета законодателей, на котором я выступал. Была там и Валентина Ивановна Матвиенко, и Вячеслав Викторович Володин, и Владимир Владимирович Путин приезжал, были все министры. По итогам было подписано Постановление Совета, где черным по белому записали жесткие формулировки по всем нашим программам - восстановить финансирование!

Уважаемые товарищи, я должен сказать, что главным звеном в нашей программе Второй целины, конечно, является гидромелиорация. И я хотел бы обратить ваше внимание на следующее.


Мы провели анализ главных житниц по Поволжью. Вот в Татарстане, посмотрите, урожайность 1990 года и прошлогодняя. И так каждые 2-3 года выскакивает. Когда хорошая влажность, тогда и урожайность за 30 центнеров. Это все коррелируется и в Саратовской, и в Волгоградской, и в Самарской областях. И у вас эта взаимосвязь выражена, конечно, менее жестко, но все равно это - то 34-37, то 22-26.

То есть в Поволжье лимитирующим фактором получения высоких урожаев является влага. А ведь мы должны говорить о необходимости получения уже 1,5-1,8 урожая в год. Конечно, в том числе, через сорта, через их генетический потенциал, но именно орошение, достаточность влаги в первую очередь определяет устойчивость генотипа к биотическим и абиотическим факторам.

Все доказательно, но доказательно для человека разумного, а для бухгалтера очень трудно донести эту мысль. Вот он сидит, он экономит, чтобы положить побольше средств в ФНБ или отвезти за рубеж в золотовалютные резервы, чтоб завтра их арестовали.

Мы перед отъездом сюда встречались с руководителем фракции «Единая Россия» Васильевым Владимиром Абдуалиевичем. И в беседе он сказал, что полностью поддерживает нашу позицию, видит разумность в таких подходах, и деньги-то небольшие для этого требуются.

Должен идти четкий сигнал в регионы в виде соответствующей поддержки федерального центра по второй целине, и в первую очередь на мелиорацию, и тогда можно дальше двигаться, что не будут повышать цену на воду для орошения, что будет все делать для того, чтобы не только государственная мелиоративная система работала, но весь мелиоративный комплекс. Тогда этот сигнал прорастет очень серьезно в краевом, в областном понимании. Но когда сначала говорят, что федеральная помощь будет, а потом говорят, что все отменяется, то ничего не получится.

Мы сейчас с трудом сумели защитить средства на компенсацию уже произведенных затрат по средствам мелиорации и продолжаем эту трудную работу.

Уважаемые товарищи, я это говорю к тому, что ситуация у нас с гидромелиорацией очень серьезная.



У нас с вами было 13,6 миллиона гектаров мелиорируемых земель в 1990 году, из них половина - орошаемых. Сегодня же мелиорируемыми числится 9,5 млн. га, из которых на орошение реально работает не многим больше 2 млн. га. Это все официальные данные! Да вы и сами знаете, сколько от ваших 240 тыс. га мелиорируемых земель реально работает в производстве сельскохозяйственной продукции.

Для сравнения, в Америке в 1990 году были те же 13,6 млн. га мелиорируемых земель. Но к сегодняшнему дню они ушли далеко вперед, под 40 процентов от площади пашни. Китай уже 54% пашни мелиорирует и вместе с Индией по 2 миллиона гектаров в год вводят мелиорируемых земель. Мы же с вами провалились к уровню семи-восьми процентов. Поэтому для нас масштабы задачи понятные.

Недавно в Краснодарском крае рухнул Федоровский гидроузел. В этом году мы могли остаться без риса. От этого узла питалось производство 500 тысяч тонн! Но надо отдать должное Министерству сельского хозяйства, властям Краснодара и соседних регионов. Туда оперативно выехал наш замминистра – статс-секретарь Минсельхоза Лебедев Иван Вячеславович, и за 20 дней совместными усилиями, мобилизовав ресурсы до 500 самосвалов, сотни бульдозеров и прочее, сумели восстановить дамбу, причем обеспечив подачу воды в оптимальные сроки!

Но если рушится федеральный гидроузел, то мы можем представить, каково реальное положение дел. С вашего региона тоже идет много просьб о поддержке от компаний с хорошими проектами. В этом году их было целых 15, которые надо было сразу же взять в работу и поддержать. Но отобрали всего несколько, чтобы, как говорится, федеральную часть отработать.

При этом вы видите, сколько надо отремонтировать гидроузлов, мелиоративных систем для того, чтобы все работало эффективно и надежно. А для этого нужны деньги, но, повторяю, деньги небольшие.

Уважаемые товарищи, на законодательном уровне у нас вопросы мелиорации широко рассматриваются.



Есть закон «О безопасности гидротехнических сооружений», «О водоснабжении и водоотведении», собственно профильный закон «О мелиорации», к которому мы на последнем заседании Комитета рассматривали проект поправок в части договоров подачи/отведения воды. Есть и другие проекты, над которыми нам только предстоит начать работать.

Поэтому я еще раз хочу сказать, что главная наша задача – это развивать программу Второй целины – Эффективного вовлечения в оборот земель сельскохозяйственного назначения и развития мелиоративного комплекса Российской Федерации. И в этой программе часть по мелиорации должна идти впереди. Тогда мы сможем решить многие вопросы, от которых по большому счету, зависит благополучие и крестьян, и в целом нашей Матушки России.

Мне по жизни пришлось много работать на этом направлении. В начале своей деятельности, да и первая диссертация, кандидатская, в начале 1976 года, была посвящена режимам орошения и питания. Мне пришлось работать почти со всеми полевыми культурами центральной зоны, отрабатывая режимы орошения через лиземетрические установки, через коэффициент транспирации культур на отдельных разновидностях почв, проверяя нормы орошения в производственных условиях.

Работа осуществлялась на таких дождевальных машинах, как Волжанка, Фрегаты, открытой оросительной сетью ДДН-100Н, а также закрытой поливной системой ДДА30, ДДН 45, ДДН 75 и другими машинами, что позволяло получать высокие урожаи абсолютного большинства возделываемых культур. Хочу сказать, что именно снятие лимитирующих факторов той или другой зоны, в данном случае – орошение, конечно, позволят спокойно на ваших полях получать 100-110 ц/га пшеницы, 150 ц/га кукурузы, 1300-1500 ц/га таких овощных культур, как капуста, на хорошем предшественнике, допустим, через люцерну или другие бобовые культуры.

В целом, хочу еще раз, уважаемые товарищи, вам сказать слова благодарности, потому что Ставропольский край в этом плане действует как флагман. Вы понимаете стоящие перед вами задачи, и не только хотите оперативно вернуть в оборот эти 240 тыс. гектаров, но, как мы говорили с председателем Думы, с Губернатором, с Владимиром Николаевичем, ориентируетесь на 1 миллион гектаров! Тогда мы будем двигаться с соответствующей передовым странам динамикой.

А с вашей стороны я еще раз бы хотел получить поддержку. Вы прекрасные прислали письма, и по технике, и по ценам, и другим вопросам. Эти письма мы внимательно смотрим и двигаем поставленные в них вопросы. Но более активно надо подключать и вашу партийную связку с «Единой Россией». Почему? Потому что от этого очень много зависит. Все остальные фракции нас решительно поддерживают в этих начинаниях, в задачах по финансированию.


Мы предложили по всем нашим трем госпрограммам выйти на 1 триллион рублей в год. А что это такое? Это всего лишь около трех процентов расходной части бюджета! В советское время меньше 15 не получали, до 25 доходили, когда Министром был Валентин Карпович Месяц.

Три процента уж мы заслужили? Крестьяне решают проблему продовольственной безопасности, конечно, заслужили! Но даже это не можем сегодня пробить, хотя все понимают, что это верный путь. Поэтому здесь нужна общая поддержка, заходить надо со всех сторон.

Я убежден, что под лежачий камень вода не течет. Мы должны камень этот свернуть с нашей дороги, чтобы наши мелиоративные системы заработали по всему комплексу, от химической мелиорации до гидромелиорации. И чтобы мы с вами видели площадку в 160-170 миллионов тонн валового производства зерновых и зернобобовых культур, чтобы видели это и министры, от которых сегодня зависит финансировании, а также первые руководители страны.

Я думаю, что за это Земля-Матушка нам будет благодарна, а мы ей поклонимся, ведь она пропитана кровью и потом наших отцов и дедов.

И последнее, уважаемые товарищи, вы ставите абсолютно правильные вопросы по пошлине. Когда Министерство экономического развития без согласования с профильным Комитетом и Министерством продавил эту схему, мы сразу выступили против. Это просто авантюрное Постановление, которое не могло выйти без согласования с бизнесом. Нам, конечно, удалось обеспечить возврат этих денег в Минсельхоз, но на этот круг требуется много времени - пока Минфин получит, пока зачислит их в бюджет, пока их получит Минсельхоз. Минсельхоз потом начинает смотреть, какой горящий вопрос гасить, и в результате производителям остается мало. Но, убежден, что совместными усилиями и этот вопрос мы додавим, чтобы было все по справедливости.

Поэтому, уважаемые друзья, я хочу пожелать нам всем удачи на направлениях развития агропромышленного комплекса, в решении проблем продовольственной безопасности, и в это непростое время удачи и успехов! Я желаю вам взять планку в 11 миллионов тонн, дай Бог!

Спасибо!

С полным текстом доклада вы можете ознакомиться по ссылке: https://kprf.ru/dep/gosduma/activities/211050.html