Газета "Правда". Воспитать в человеке Человека
  • 25 Мая 2022
           В Советском Союзе важнейшей задачей строительства социализма было всестороннее развитие человека, воспитание в нём ценностей и приоритетов истинно человеческого существования. В полном соответствии учению Маркса — Энгельса решение этой задачи рассматривалось как необходимое условие продвижения от первой фазы коммунистического общества — социализма к высшей — коммунизму.

Ещё до революции великий русский педагог К.Д. Ушинский определил главной задачей образования «воспитание в человеке Человека». Однако в царской России при классовом подходе к образованию, когда власть имущие были заинтересованы в том, чтобы не давать «простолюдинам» развивающего образования, эта цель была недостижимой. Только Октябрьская революция сделала развитие личности «генеральной линией» образования.

Преподавание естественнонаучных дисциплин было построено таким образом, чтобы формировать у школьников целостную, научно

обоснованную картину мира. В советское время невозможно было себе представить, чтобы, как в постсоветской России, чуть ли не треть молодых людей полагали, будто Солнце вращается вокруг Земли.

То, что в математике и физике мало было знать теоремы и формулы, а нужно было уметь их доказать и вывести, способствовало развитию логического мышления учащихся.

Большую роль в «воспитании в человеке Человека» играла литература.

Программа произведений, предлагаемых для изучения в школе и для внеклассного чтения, была составлена таким образом, чтобы способствовать духовному развитию учеников, формированию в их внутреннем мире гуманистических, истинно человеческих принципов бытия.

Изучалась литература тоже так, чтобы развивать мышление школьников. Для получения высокой оценки недостаточно было высказать даже «самую правильную» точку зрения. Нужно было своё мнение аргументировать, подтвердить материалом художественного произведения. Это помогало глубже осмыслить духовное содержание писательских творений и научиться ценить мастерство использования автором выразительных средств. А также исключало попытки «изучать» литературные произведения лишь по учебнику.

Благодаря общему развитию, полученному в школе и вузе, усвоенному на школьных уроках литературы подходу к изучению художественных произведений, я, окончив химфак Харьковского университета и проработав несколько лет химиком, сумел потом — не скажу, что без труда, но без особых проблем — переквалифицироваться в кинокритика.

Добавлю к сказанному: уровень обязательного образования в СССР по мере развития страны повышался — от начального до полного среднего. Гарантом получения образования всеми детьми выступало государство.

Опять-таки подчеркну, что всестороннее развитие советских людей и воспитание в человеке Человека стали важнейшей задачей не только системы образования, но и всего общества. На создание условий, благоприятствующих её решению, было нацелено всё, начиная с принципов организации экономики.

Американский философ и психолог Эрих Фромм, исследовавший в целом ряде работ воздействие социально-экономической системы капитализма на внутренний мир человека, пришёл к выводу, что экономическая система, ориентированная на извлечение прибыли и приобретение собственности, объективно формирует в людях «жизнеотрицающие» установки существования — прежде всего жажду денег, собственничество, индивидуализм. А вот «другие экономические условия могут вызвать к жизни прямо противоположные стремления».

Так вот, в Советском Союзе воплощение в жизнь принципа, который Сталин назвал «основным законом социализма» (социалистическая экономика, в отличие от капиталистической, ориентирована не на погоню за прибылью, а на «непосредственное удовлетворение потребностей общества»), и создавало эти самые «другие условия», которые способствовали утверждению в сознании людей истинно человеческих ценностей и принципов бытия.

Однако мало было создать условия, объективно благоприятствующие решению такой задачи, требовалось и организовать широкомасштабную работу, направленную на достижение этой цели. И работа по всестороннему развитию народа активно велась в Советской стране.

В школах, вузах, в Домах пионеров и Домах культуры создавались всевозможные кружки, секции, студии — спортивные, художественные, научно-технические. Можно вспомнить немало выдающихся музыкантов, художников, учёных, которым эта система детского творчества помогла выявить их дарования. Конечно, большинство подростков потом могли избрать и избирали другую профессию. Но то, что они получали в этих кружках и секциях, способствовало их всестороннему развитию.

В девятом классе у нас появился новый классный руководитель и учитель физики Георгий Иванович Астахов. Выпускник физмата Белгородского пединститута, он в годы учёбы увлекался ещё и боксом — стал чемпионом области. Позже я слышал, что он, оставаясь преподавателем физики, заочно поступил в Литературный институт. Не знаю, окончил ли он его, но два сборника стихов Георгия Ивановича вышли. А в Харьковском университете заведующий кафедрой химической метрологии, доктор наук и профессор Николай Петрович Комарь в молодые годы ещё и играл в футбол.

Из какой-то повести о коммунистическом будущем запомнился термин: «Многолучевой человек». А я встречал немало таких людей в социалистическом настоящем. Химики, математики, физики, с увлечением работающие по своей специальности и не променявшие бы её ни на какую другую, в то же время всерьёз интересовались живописью, восточной поэзией, философией, историей календаря, эллинской культурой (не только художественной, а в широком смысле), историей и тому подобным.

Мой шеф по дипломной работе Владимир Вассианович Киселевский любил кино и неплохо разбирался в нём. Мы часто говорили о новых фильмах, актёрах, режиссёрах. Вскоре в нашей маленькой комнате образовался настоящий клуб любителей кино, куда входили даже сотрудники других кафедр. Проводившейся основной работе это не мешало (мне надо было присматривать за ходом опыта, а остальное делала автоматика), более того, даже помогло: люди крепче объединялись и познавали друг друга.

Огромную роль в духовном развитии советских людей играла художественная культура. Курс на приобщение самых широких слоёв народа к ней большевики взяли буквально сразу после Октябрьской революции и выдерживали его в самых трудных условиях. В 1919 и 1920 годах в Советской России побывали американский дипломат Уильям Буллит и британский писатель Герберт Уэллс. И оба отметили работу новой власти в этом направлении (Буллит в своём отчёте, а Уэллс в книге «Россия во мгле»). Они писали, что в холодной и голодающей стране организовано издание массовыми тиражами произведений лучших писателей — и книги продаются по общедоступным ценам (что невозможно представить в самых благополучных капиталистических государствах, отметил Уэллс), театры и картинные галереи теперь заполнены «простой» публикой, и ведётся работа по эстетической подготовке этих людей к встрече с искусством (я так оцениваю слова Буллита о том, что им «объясняют значение и красоту произведений»).

При Сталине работа в этом направлении велась ещё более разносторонне и активно. В частности, эффективным средством приобщения народа к художественной культуре стало радио. По первой, общедоступной программе каждый день можно было услышать литературные чтения, классическую и народную музыку; не реже раза в неделю передавали спектакли лучших драматических и музыкальных театров страны.

В результате такой целенаправленной работы в Советском Союзе удалось решить небывалую задачу: сделать общение с художественной культурой внутренней потребностью многих миллионов людей из самых разных слоёв общества. Поэт Анна Ахматова после поездки в Англию делилась впечатлением: «Знаете, чему они там из моих рассказов более всего удивились? Для нас всех здесь это привычно. Они же делают большие глаза. Их удивило, даже потрясло, когда я рассказала, что за несколько дней до отъезда получила письмо от моряков и лесорубов. У них никто стихов не читает, кроме очень тонкого слоя интеллигенции. А тут вдруг, извольте видеть, моряки и лесорубы!»

В сущности, о том же говорил после нескольких лет жизни на Западе писатель Виктор Некрасов: «Литература создаётся «за железным занавесом», а на Западе «никому это не нужно, здесь у всех свои заботы, вот бензин, например, дорожает».

Народная артистка СССР балерина Галина Уланова писала: «Если бы у меня спросили, что нового внесла в балетный спектакль советская эпоха, то я бы прежде всего сказала: зрителя». То же самое можно сказать и о советской эпохе в кино. Она воспитала нового зрителя. Невозможно представить, чтобы в капиталистическом государстве, где кино как система является коммерческим предприятием, серьёзные фильмы конкурировали по посещаемости с развлекательными. А в нашей стране, где кино стало, говоря словами историка Жоржа Садуля, «средством культурного воздействия», так было! В 1950—1960-е годы (о более раннем времени у меня нет данных) свыше 30 миллионов посещений собирали не только комедии и приключенческие ленты, но и многие экранизации классики, картины о революции, Гражданской и Отечественной войнах, не относящиеся к приключенческому жанру, фильмы о труде и жизни людей. Многомиллионную аудиторию нередко собирали фильмы из категории трудных для восприятия. К примеру, своеобразный по языку, абсолютно лишённый развлекательности, трагичный фильм Тарковского о войне «Иваново детство» собрал в СССР вдвое больше посещений, нежели считавшаяся суперкассовой трилогия «Пираты Карибского моря» в СНГ.

Советская художественная культура не только духовно обогащала людей, облагораживала их внутренний мир. «В советском искусстве эстетическое и этическое, нравственное были органично соединены. Искусство воспитывало в наивысшем и самом благородном смысле этого слова» — так говорил уже в постсоветское время народный артист СССР Евгений Самойлов.

В поле воздействия этого воспитания люди попадали с самых юных лет. До сих пор с теплом вспоминаю журнал для самых маленьких «Весёлые картинки» 1950-х годов. Рассказываемые в нём при помощи рисунков истории не только развлекали ребят, но и приучали их оценивать, что такое хорошо и что такое плохо, ненавязчиво утверждали в их сознании ценность труда, взаимопомощи, вырабатывали неприятие жадности, алчности, эгоизма. На воспитание таких жизненных ориентиров плюс интерес к познанию были нацелены и детские радиопередачи — такие, как «Экипаж разноцветных стрел», «Клуб знаменитых капитанов», «Приключения юнги Захара Загадкина», и им подобные, киножурнал «Хочу всё знать». Напомню, что в Советском Союзе были созданы первые в мире специализированное издательство литературы для детей и киностудия детских и юношеских фильмов.

Судя по себе, могу сказать, что такое воспитание художественной культурой было действенным. Вот два конкретных примера. Прочно вошёл в сознание рассказ в «Весёлых картинках» «Три дровосека: Лапоть, Соломинка и Пузырь отправляются в лес по дрова. На их пути встают трудности и опасности, однако взаимопомощь помогает им их преодолевать. Такие отношения между персонажами я воспринял как совершенно естественные и единственно возможные. А уже старшеклассником познакомился с литературным «оригиналом» той истории: там Соломинка разламывается, Лапоть тонет, а Пузырь лопается от смеха, безучастно наблюдая за гибелью друзей. Понятно, что такой вариант вызвал во мне только брезгливость.

Подобное произошло с «Островом сокровищ». Мне очень понравился фильм советского кинорежиссёра Вайнштока, где герои отправляются за пиратским кладом, чтобы добыть средства для борьбы за свободу Родины. И это настолько прочно вошло в моё сознание, что когда через пару лет я прочёл роман Стивенсона, в котором герои преодолевают опасности ради богатства для себя, он показался мне скучным. Цель не вызвала в душе отклика!

Когда я работал над статьёй о советской семье народов, не раз задумывался, что вырабатывало в сознании многих жителей СССР отношение к людям любой национальности как к своим. И пришёл к выводу, что и в этом немалая заслуга художественной культуры.

Опять же сошлюсь на собственный опыт. В детские и подростковые годы среди моих любимых книг, которые я перечитывал не раз, были, наряду с произведениями русских и украинских писателей, «Ребята нашего двора» Зенты Эргле, «ТВТ» Янки Мавра, «На берегу Севана» Вахтанга Ананяна, «Остров великанов» Арнольда Негго, которые рассказывали о жизни детей в Латвии, Белоруссии, Армении, Эстонии. Они вызывали во мне такое же отношение, что и мальчишки и девчонки из произведений Гайдара или Осеевой. Их национальность не имела никакого значения. Это были близкие мне сверстники…

Согласно Марксу, социалистическое общество должно сделаться системой, которая «как свою постоянную действительность производит человека со всем богатством его существа». Всё, о чём говорилось выше, свидетельствует, что эта задача в Советском Союзе успешно решалась.

Но вот сразу же после победы контрреволюции антисоветская власть взяла курс на снижение уровня массового образования и на отказ от его развивающего характера.

Ельцинская Конституция РФ (статья 43, п. 4) понизила уровень обязательного образования до «основного общего», проще говоря, неполного среднего. При этом обязанность обеспечивать получение этого образования перекладывалось с государства на родителей: «Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования» (там же).

Осуществлённая реформа образования ведёт, как констатировали математик профессор О.Н. Смолин и филолог профессор В.Ю. Троицкий, к снижению интеллектуального и духовного уровня нации.

И это был отнюдь не просчёт, а расчёт реформаторов! Министр образования Фурсенко прямо заявил: «Пороком советской системы образования было стремление создать человека-творца, тогда как задача образования РФ — создать квалифицированного потребителя, способного использовать результаты труда других».

На «умопогашение» народа, подмену гуманистических ценностей существования потребительскими нацелены и другие средства воздействия на сознание людей — телевидение, кино, литература, в которых ныне абсолютно доминирует не подлинно художественная, а «массовая» культура.

Академик В.И. Арнольд, выступая в Госдуме на слушаниях по реформированию образования, назвал тогда ещё только готовившуюся реформу «планом подготовки рабов».

И, действительно, значительное снижение уровня развития людей лишает их способности осмыслить явления и тенденции в жизни общества, сделать правильные выводы, что позволяет власти эффективно манипулировать ими.

Но есть ещё одна причина, главная, требующая снижения уровня развития народных масс. И она обусловлена не «национальными особенностями» современной России, а природой современного капиталистического общества.

«Умопогашение» характерно для самых «социализированных» стран Запада. Более того, нынешней России их в этом отношении ещё догонять и догонять (скажем, в СМИ приводился пример: четверть желающих поступить на службу в вооружённые силы США не смогли справиться с тестом: чему равен Х, если Х+2=4?).

Дело в том, что современная капиталистическая экономика основана на постоянно подогреваемой потребительской гонке. Снижение уровня потребления чревато экономическим кризисом. А духовно развитому и гуманистически ориентированному человеку потребительская гонка органически чужда, поскольку для него определяющее значение имеют другие ценности — духовные. Владимир Игоревич Арнольд рассказывал, что западные коллеги «просветили» его: «Вместо того чтобы покупать новые стиральные машины или автомобили, испорченные культурой граждане начинают интересоваться стихами или музыкой, картинами или теоремами и не приносят хозяевам ожидаемого дохода».

Потому-то курс на духовное и интеллектуальное развитие широких масс людей неприемлем для капитализма!

Так что Фурсенко по-своему прав: нацеленность советского образования и воспитания на всестороннее развитие личности — это действительно порок. Он только «забыл» добавить, что с точки зрения капиталистического общества. А с точки зрения эволюционного прогресса человечества — это величайщее достижение советского социализма, которому, без всяких сомнений, принадлежит будущее.