Геннадий Зюганов: Подлинный День народного единства — это 7 ноября
  • 3 Ноября 2020
      Почему праздник, посвященный освобождению Москвы от поляков, не прижился в России.

4 ноября в День народного единства, который посвящен освобождению Москвы от польских интервентов в 1612 году, по всей России традиционно проходили марши, митинги и шествия. Но в 2020-м размах массовых мероприятий весьма скромный, а в Москве они и вовсе отменены из-за коронавируса.

Но нерабочий день остался, как и миссия самого праздника, введенного в 2005 году — нейтрализация 7 ноября, «красного дня» празднования Октябрьской революции 1917 года по старому стилю. Советский Союз распался в 1991 году, но 7 ноября все равно продолжают отмечать — а власть память о великом советском прошлом не поощряет.

Тем не менее, за 15 лет своего существования полноценным государственным праздником День народного единства так и не стал. В массовом сознании изгнание польских интервентов из Кремля, которое произошло в XVII веке, праздничным событием не воспринимается, и ассоциируется, скорее, с трудным для страны Смутным временем.

И становится уместным вопрос: что вообще осталось сегодня от подлинного единства, которое было в эпоху СССР?

— 4 ноября власть решила назвать Днем народного единства — якобы в этот день были освобождены Кремль и Москва, но исторически это было не так, — отмечает лидер КПРФ Геннадий Зюганов. — На самом деле, ополчение Минина и Пожарского — второе по счету — взяло Китай-город и освободило Кремль 7 ноября. Это действительно большое событие, но не надо подтасовывать факты.

4 ноября (по старому стилю) — прежде всего, большой престольный праздник: день Казанской иконы Божией Матери. Эта икона сохраняла и спасала нашу державу, в том числе в годы Великой Отечественной войны. Но власть этот праздник не устроил.

Кремлю важно было отвлечь внимание от 7 ноября и переключить его на придуманный государственный праздник 4 ноября. Однако искусственный праздник не прижился, он не имеет исторического обоснования и глубоких корней. А сегодня попытки власти изображать единство на фоне углубляющегося раскола выглядят и вовсе аморально.

      «СП»: — Почему вы так считаете?

— О чем должна заботиться власть? Прежде всего, о безопасности каждого гражданина и общества, о территориальной целостности страны, о защите образа жизни. А образ жизни в России уникальный — у нас единство складывалось в борьбе, трудах и преодолениях. И базировалось это единство на четырех опорах.

Первая — мы бы не выжили бы без централизованного государства. На Куликово поле мы пришли разрозненными полками и соединениями, а после исторической битвы стали единым народом. С тех пор сильная государственность была основой нашего выживания.

Второй опорой было чувство коллективизма. Оно возникает только когда ты уважаешь национальные традиции и верования, когда не покушаешься на них. В России сложилась уникальная цивилизация — на нашей территории, где присутствуют все мировые религии и еще 40 религиозных конфессий, никогда не было религиозной вражды. Это уважение традиций и верований служило верой и правдой нашему внутреннему единству.

Третья опора — высокая духовность. Замечу, она лежит в основе практически всех религиозных конфессий. Я изучал Библию, Коран, Тору, Бхагавадгиту — и был поражен. Во всех религиях есть общей постулат — возлюби ближнего, как себя самого. Человечество давно осознало, что можно жить в обществе, только если с уважением относишься к ближнему.

Замечу, на Западе сегодня такого уважения и близко нет. Вы посмотрите, что творится во Франции: французы сами открыли двери, пригласили в гости беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки — а теперь не хотят считаться с религиозными обычаями и традициями мусульман. Это полное безобразие! При этом именно Франция способствовала уничтожению Ливии и Туниса — двух наиболее преуспевающих стран Африки. И вместо диалога Париж организовал внутреннюю вражду — это явно не наш путь!

Наконец, четвертой опорой российского единства всегда была справедливость. Именно благодаря справедливости, уважению человека труда великая Советская держава собралась после поражения Российской империи в Первой мировой. Надо понимать: нам абсолютно незачем было лезть в ту войну — воевать за интересы банкиров Парижа и Лондона. Николай II втянул страну в мясорубку — и мы потеряли империю.

В основу нового государства — в основу ленинско-сталинской модернизации — положили не капитал, эксплуатацию и национализм, а труд, справедливость, дружбу, гуманизм, план ГОЭЛРО, культурную революцию и всеобщее образование. Благодаря этому мы совершили чудо — убитая, растерзанная Российская империя собралась в новую единую страну и через несколько десятилетий показала феноменальные результаты: победила фашистскую Германию, прорвалась в космос, создала ракетно-ядерный щит.

Вот что дало единство — единство нашей державы! И такое единство оказалось возможным, поскольку после падения Российской империи была предложена идея великого прорыва: строительства Царства Небесного на земле, где человек труда — рабочий, крестьянин, учитель, врач, инженер, военный, ученый — составлял соль земли.

Напомню, еще в «Табели о рангах» Петра I среди 263 должностей на первом месте были военные, на втором штатские, и только на третьем — придворные. При этом должности ранжировались по 14 классам, и уже военный 14-го класса — прапорщик — если служил державе 25 лет, получал право на пожизненное дворянство. Штатские получали подобную привилегию только начиная с 8-го класса.

А кто главные в нынешней российской «табели»? Придворные, олигархи и чиновники, информационные киллеры и жулики всех мастей. А трудовой народ на последних местах «табели» — его обирают и эксплуатируют, душат его народные предприятия.

       «СП»: — Что бы вы сказали тем, кто празднует 4 ноября?

— В этот день, я считаю, надо помнить: единство Советской державы обеспечивали труд, справедливость, высокая духовность, чувство коллективизма, советский патриотизм и героизм, наше стремление к высотам знания. Но после предательства 1991 года власть прибрала к рукам пьяная шайка мерзавцев во главе с Ельциным, Гайдаром, Чубайсом и кудринской сворой, которая сегодня засела в финансово-экономическом блоке и обирает страну. Какое тут может быть единство? Да его и близко нет!

Раскол в России сумасшедший, износ промышленного оборудования нарастает с каждым днем, леса горят — а нам с экранов ТВ рассказывают о несуществующих великих достижениях новейшего времени!

Плюс в администрации президента засели «пиротехники», которые уничтожают даже нынешнюю несовершенную политическую систему — нарезают партии-спойлеры и партейки-спойлеры левых сил с одной целью: не сплотить общество, а одурачить его на выборах — растащить голоса левых, и приписать их «Единой России».

На этом фоне еще и шайка наших русофобов и антисоветчиков обрушилась на братскую Белоруссию и ее лидера Лукашенко. А Белоруссия показала, что у нее как раз есть единство — ее промышленные предприятия не дрогнули, хотя бешеная свора во главе с цэрэушниками, бандеровцами и польской шляхтой вцепилась в горло республике. Белорусский народ мужественно отбивается, и Минску надо, я считаю, как можно активнее заниматься молодежью — объяснять, куда ведет прозападная политика, на примере Украины, у которой государственность разваливается на глазах.

Единство, повторюсь, базируется на высших ценностях — и наша партия их проповедует. В конце октября мы провели XI пленум «О задачах КПРФ в борьбе за Лево-патриотический Народный фронт, права трудящихся и национальные интересы России». Мы предлагаем программу созидания, бюджет развития, уникальный опыт народных предприятий — и будем продолжать эту линию.

Поэтому мы призываем всех активно праздновать 7 ноября — это и есть день подлинного национального единства и день взлета нашей державы к высотам побед.